Графоманов на рею!: Играем на эмоциях читателя

среда, 24 июля 2013 г.

Играем на эмоциях читателя

Играем на эмоциях читателя

Александр Николаевич Бирюков

Ему было чрезвычайно ужасно.
Настолько, что это трудно выразить словами.
(из романа начинающего автора)

Вряд ли ошибусь, если скажу, что эмоции – основное, что заставляет читателя переворачивать страницы. Поддерживает интерес к книге. Мы читаем детектив, потому что нам любопытно, кто убийца. Книгу ужасов или триллер – чтобы пощекотать нервы, испытав страх, тревогу. Любовный роман – чтобы вновь прочувствовать нежные, романтические чувства. Современную реалистическую прозу – чтобы сопереживать герою, попавшему в трудную ситуацию из реальной жизни. И так далее.

Однако интересный конфликт, перипетии, атмосферный антураж – далеко не всё, что нужно для того, чтобы книга нашла отклик у читателя. Необходим персонаж, и не любой, а живой, объёмный, осязаемый. Ведь только такому герою будет сопереживать читатель, ассоциировать себя с ним, а чувства персонажа – дорожка, проложенная между книгой и сердцем читателя. Персонаж без эмоций похож на машину, которая бездушно, механически выполняет то, что хочет автор. Даже если герой малоэмоционален (например, в интеллектуальных детективах), то это вовсе не значит, что он вовсе не испытывает эмоции. Шерлок Холмс – отличный пример подобного героя. И с такими, скажу я вам, возни куда больше, чем с теми, кто брызжет эмоциями, словно мексиканка на рынке.


Герой действует в ходе сюжета. Сюжетная композиция так или иначе включает в себя события, которые являются основополагающими в романе. В упрощённом варианте это завязка конфликта, несколько перипетий, кульминация и развязка конфликта. В более сложном сюда добавляются другие происшествия, как влияющие на конфликт, так и не оказывающие на него явного влияния, но помогающие раскрыть характер героя и его эволюцию. Если углубляться ещё сильнее, то можно сказать о мелких событиях, которые могут никак не характеризовать основных героев, но так или иначе влияют на сюжет. Например, происшествия с героем, которые были до того момента, когда мы с ним познакомились, или события внутри ситуации. Либо характеризуют героя, но почти не влияют на сюжет напрямую (воспоминания, рассказы других персонажей о герое).

Итак, события, которые изменяют течение конфликта. Они судьбоносные в жизни как протагониста и его спутников, так и антагониста и его приспешников. Мало того, они непредсказуемые (для героя). Вряд ли кто-то из живых людей воспринимает судьбоносные и внезапные события абсолютно безэмоционально. По крайней мере, такая реакция неестественна для психически здорового человека. Соответственно, это касается и героев. Разумеется, не обязательно, чтобы абсолютно все персонажи реагировали на то или иное событие. Кто-то мог не знать о происшествии, кому-то оно безразлично. Но те, чья судьба решается во время этих событий, обязаны отреагировать на неё теми или иными эмоциями. Деланое безразличие к ним тоже относится, потому что оно нередко маскирует целую бурю эмоций.

Здесь более-менее понятно, и даже начинающие авторы правильно делают выбор в пользу эмоциональной насыщенности таких моментов.

Труднее с происшествиями более мелкого порядка. В общем-то, существует много событий, которые, даже если происходят с тобой, эмоций не вызывают или вызывают, но минимальные, которые никак не проявятся внешне. Обычно это те события, которые ты предвидишь или которые мало значат для тебя. Здесь герой имеет полное право остаться спокойным, как удав. Но есть другого рода события: они хотя и не решают судьбу персонажа, но совершенно закономерно вызывают эмоции. Скажем, свидание с любимым человеком. Человек прекрасно знает, что в 18.00 в парке около качелей-лодочек он встретится со своей любовью. До этого было полтора десятка подобных встреч. Событие абсолютно предсказуемое. Но вряд ли герой при этом будет спокоен. Вероятно, в нём будут бушевать эмоции. До свидания – нетерпение, желание увидеть любимого человека, тревога, что вдруг встреча сорвётся, может быть, немного ревности. Непосредственно перед встречей – робость, радость, что встреча состоялась. Во время свидания – чувство единения с любимым человеком. Хотя, персонаж может быть настолько прагматичным, спокойным и рассудительным, просто флегматичным либо расчётливым и хладнокровным, что в этом случае не испытает никаких чувств. И такое поведение тоже будет характеризовать героя. Ещё одна ситуация – герой реагирует бурной эмоцией на незначительное событие. Скажем, радуется хорошей погоде. Гневается и громко ругается из-за того, что кто-то нечаянно толкнул его в толпе. Всё это так или иначе характеризуют персонажа. Мало того, реакция героя на незначительные события могут быть чувствительным индикатором, который показывает эволюцию характера человека. Кстати, многие великие авторы пользуются этим приёмом, и если читать внимательно и следить за поведением персонажа в эпизодах, то можно увидеть, как изменяется его характер. Например, деградация Иудушки Головлёва или раскаяние Раскольникова. Очень ценный приём в том случае, если эволюция идёт не скачкообразно (как, например, это часто бывает в приключенческих романах).

Наконец, последняя категория происшествий. События внутри ситуации или происшествия с героем, которые были до того момента, когда мы с ним познакомились (воспоминания, рассказы других персонажей о герое). Нельзя сказать, что они не влияют на сюжет. Например, мелкие события внутри ситуации, даже если они происходят не с антагонистом и протагонистом, даже если они происходят не по их воле, могут влиять на сюжет. Они накапливаются и создают критическую массу, которая выливается в какое-то более значимое происшествие. Например, мелкие события во время общения Чичикова и Ноздрёва в конце концов привели к конфликту героев, а он, в свою очередь, в совокупности с другими событиями, стал причиной того, что афёра Чичикова была раскрыта. Или события из детства Чичикова. Несут они смысловую нагрузку? Несомненно. Наставление отца «Береги копейку» вообще становится чертой характера Чичикова, которая разрастается до того, что толкает на мошенничество. Но описаны ли эмоции Чичикова? Разве что в общих чертах. Другой пример: описание жизни Киевской Бурсы в повести Помяловского или Запорожской Сечи в «Тарасе Бульбе». Вызывают ли  обыденные события жизни в Сечи эмоциональный отклик у Тараса, Остапа, Андрия? У Тараса разве что самые незначительные – ему всё это знакомо. Совсем другое дело его сыновья: для них эти события вовсе не обыденные, не мелкие, а новые, незнакомые, и потому их эмоциональный отклик сильнее. Но преподнесён читателю он всё равно, кратко, немногословно, потому что это не столь важно. То же самое касается и героев Помяловского: те эмоции, которые возникают у персонажей в ответ на обыденное (для них) только описаны предельно кратко, если вообще обозначены.

Иногда бывает так, что для разных героев одно и то же событие имеет разное значение, и поэтому относится к разным группам. То, на что Василий не обратит никакого внимания, Петра ввергнет в панику (например, смерть матери Петра). Заключение в тюрьму для бывалого зэка привычно, тогда как для студента-отличника, случайно убившего друга, это конец жизни.

Всё это не так сложно в теории, хотя зачастую вызывает проблемы у новичков. Перейдём теперь к более важному с практической точки зрения вопросу, поскольку он болезнен не только для начинающих, но даже для давно начавших и раскрученных авторов.

Это преподнесение эмоций персонажа читателю. Камень преткновения множества и множества авторов.

Мало сказать в тексте, что некое событие вызвало в герое такие-то эмоции. Надо, чтобы эти эмоции передались читателю. Чтобы читатель явственно почувствовал их, увидел, ощутил. Чтобы его точно так же охватили страх или отчаяние, любовное томление или грусть, негодование или смущение. Чтобы он был на одной волне с персонажем.

Очень большая ошибка некоторых авторов заключается в том, что они не утруждают себя передачей эмоции героя читателю. Никак и никогда. Будто сочинители не ставят перед собой цель заразить читателя теми же переживаниями, что испытывает персонаж. Авторы ограничиваются декларативными фразами, где обозначают ту эмоцию, которая по логике вещей должна возникнуть у героя. Просто называют её. Разумеется, никакой «одной волны» с персонажем у читателя не получается. Автору не удаётся заставить читателя самому прочувствовать то, что испытывает герой.

Это было бы оправдано и даже предпочтительно, если бы речь шла о событиях из третьей группы. С натяжкой - из второй. Но зачастую герои так реагируют и на судьбоносные происшествия!

- Григорий был напуган.
- В этот момент Мария ощущала всю полноту любви.
- Он испытывал крайнюю степень негодования, переходящую в ярость.
- Гор был в панике, которая жгла его изнутри.
- Страстная любовь охватила Алессу, заполнив всё её существо.
- Чувство, которое он испытывал в этот миг, было смесью презрения и злости.
- Ему было не просто страшно – ему было ужасно страшно.
- Мила испытала ужас, но ненависть взяла верх.

И всё. Понимаете, всё. Ни слова более. В лучшем случае ещё пара пояснений, что «нега перешла в экстаз», а «страх разросся до ужаса».

Преснота. Тоска. Плесень. Иначе я не могу охарактеризовать эти сухощепые фразы. Какое тут сопереживание герою? Какая идентификация себя с ним? Мой рот рвётся в зевке, когда я дохожу до таких «эмоций», которые, кажется, взяты из наблюдения за трупами или железными машинами и записаны конторскими писаками на самом скучном канцелярите. А ведь речь идёт о реакции героев на судьбоносные происшествия! Это узловые моменты, даже кульминация (!), когда не только можно (есть идеальные условия), но и необходимо (дабы читатель не был обманут) вывернуть героя наизнанку, показать весь его внутренний мир, всю гамму ощущений в его душе, симфонию чувств. А что я получаю на самом деле? Фальшивые ужимки, будто сыгранные третьесортными актёрами на подмостках дома культуры.

Представьте такую ситуацию. Вы читаете объявление, где сказано, что в ваш город приехала выставка гениального художника Д. Среди привезённого великолепные пейзажи, чудесные портреты, прелестные натюрморты и прочее и прочее. В предвкушении культурного экстаза, вы приходите в зал и видите… рамки с чистыми холстами, на которых что-то написано. На одном - «Великолепный пейзаж», на другом – «Чудесный портрет», на третьем – «Прелестный натюрморт». Да, прямо словами на совершенно чистом холсте. Какие чувства у вас возникли бы? Я бы решил, что меня самым бесстыдным образом обманули, а художник Д. просто аферист. Заставили потратить время и деньги на мыльный пузырь. Я уже молчу об обманутом предвкушении.

То же самое испытывает читатель, находя в книгах подобные «излияния» эмоций. Он хочет рыдать и смеяться, грустить и радоваться, а ему подсовывают набор пластиковых масок и говорят, что это и есть те эмоции, которые он ждал. Ведь у одной маски рот имитирует улыбку, у другой - скривился в печали. Сопереживай - чем не эмоции?

Хотя, если в жизни быть наблюдательным (обязательное качество писателя!), относиться к персонажам более внимательно, а к сюжету более вдумчиво, то проблема передачи эмоций героя читателю решается. Не говорю, что просто. Но решается. Иначе не было бы стольких замечательных книг, где плачешь и смеёшься вместе с героями.

Когда именно необходима «работа над чувствами», а когда допустимо только назвать эмоцию, мы разобрали в первой половине статьи.

Теперь перейдём к преподнесению эмоций читателю.

Какого-то волшебного рецепта, идеально подходящего для всех и каждого в любой ситуации, не существует. Основной помощник здесь – жизненная наблюдательность. Если человек не знает, о чём пишет, если он никогда не испытывал какой-то эмоции, то скорее всего её описание будет бледным, невыразительным, фальшивым. Впрочем, это универсальное правило писателя: пиши только о том, что хорошо знаешь, о том, что прочувствовал.

Сама по себе эмоция сидит глубоко в головном мозге человека и на улицу не высовывается. Как же мы узнаём, что человек испуган, взволнован, влюблён, рассержен? Признаков несколько:

1.                  Внешний вид;
2.                  Поведение;
3.                  Речь
Если же книга, эпизод написаны от первого лица, с точки зрения фокального персонажа (и описываются его эмоции) или от лица всевидящего автора, то добавляется ещё
4.                  Внутреннее состояние героя, его ощущения;
5.                  Мысли героя

Именно из этого конструктора мы собираем картину.  Простой пример в виде плана:
Страх, ужас. 1. Внешний вид: волосы всклокочены, лицо бледное, глаза выпучены, зрачки широкие, человек сутулится, втягивает голову, выставляет вперёд руки. 2. Поведение: руки дрожат, ноги подгибаются, глаза прикованы к источнику опасности, пятится, зажмуривает глаза, при панике бегает, машет руками, кричит, зовёт на помощь, спотыкается, падает, встаёт, снова бежит. Обмочился. Упал ничком, прикрыл голову руками. Рыдает, стонет, рычит, кричит, бьётся об землю. 3. Речь. Сбивчивая, бессвязная, могут быть одни слоги, звуки. Крик или наоборот тихая речь, мямлит. Заикание. Может быть вообще нет речи – потерял от страха. 4. Внутреннее состояние. Дрожь, упадок сил, слабость, ноги приросли к месту, тугие суставы, головокружение, туман, яркие точки или темно перед глазами, ноги подкашиваются, руки не слушаются, воздух сгустился, дышать тяжело. 5. Мысли. Всё кончено, перед глазами маячит лицо тётки Варвары с ехидной улыбкой, мысли скачут с одного на другое, мыслей нет совсем, словно в голове вата, нужно думать, что делать, но не получается, весь рассудок занят источником опасности.

Чем подробнее, насыщеннее план, тем лучше. Их него будет проще выбрать то, что лучше всего подходит. Используя план, литературно пишем нужный текст, иллюстрирующий эмоцию в эпизоде. Готово. Эмоции переданы куда более достоверно и живо, чем фразой «ему было чрезвычайно ужасно».

Отдельно коснёмся речи. Нередко при описании чувств героя его речь не соответствует тому состоянию, в котором он находится. Простейший пример – упорядоченная и правильная речь у человека, который, как заявляет автор, испытывает панику. Или рассудительная, даже канцелярская речь в разговоре юноши с девушкой, которую он безумно любит и перед которой робеет.

Что важно?
1.       Подбор слов. Лексика.
2.       Структура фраз. Синтаксис.
3.       Длительность реплик.
4.       Длительность самого диалога.

Ещё одна частая ошибка преимущественно начинающих авторов (хотя, я встречал и у известных). Некоторые думают, что при описании той или иной эмоции достаточно ограничиться частым использованием слов с соответствующими смыслом и эмоциональной окраской. Например, при описании страха нужно как можно чаще вставлять в любых формах «страшные» слова: «ужас», «страх», «кошмарный», «инфернальный», «паника», «смерть», «конец», «уничтожение», «демонический» и т.д. В результате получается нечто такое: «Он испытывал самый ужасный, самый инфернальный страх, который возник в этой демонической, кошмарной ситуации, где мог быть только один зловещий исход – уничтожение смертельного врага». Эта нашпигованная «ужасными и инфернальными» словами фраза, как ни странно, воспринимается лишь как информационная заметка, но не заставляет читателя почувствовать то же самое, что испытывал персонаж. Картины нет. Сопереживания не получается. Просто принимаешь к сведению.

То же самое касается и диалога в рамках некоторой эмоции. В диалоге робких, стесняющихся друг друга влюблённых не обязательно употреблять море «милых» и «нежных» слов. Просто следите, чтобы те  четыре пункта выглядели достоверно в ситуации, которую вы описываете, и соответствовали характерам героев.

Иногда авторы апеллируют к мастерам и говорят, что, мол, у них эмоции героев описаны вовсе не так, как предлагается в этой статье. Кивают на Чехова, Довлатова, Шаламова, Прилепина и заявляют, что никакого описания не нужно, достаточно пары слов. Чехов - так тот вообще мог одним словом охарактеризовать ситуацию. Зачем же вы обманываете, господин Бирюков?

В этом тоже есть опасная ловушка новичков. Они считают, что для живой, объёмной, яркой характеристики эмоции подойдёт абсолютно любое слово, примерно подходящее по экспрессивной окраске. Если страх - то пиши "страшно", если смех - пиши "смешно" и так далее, в результате чего получаются опять же те самые тоскливые фразы, которые я приводил в пример, как не надо делать. А разгадка проста: дело в том, что мастера - потому и мастера, что из десятков и сотен слов, примерно подходящих к ситуации, выбирали одно-два, но это были такие слова, которые самым точным образом, единственным мазком создавали нужное и целостное впечатление в сознании читателя. Есть ли такая способность у писателя? Если есть, то карты в руки - соревнуйся с Чеховым в краткости и ёмкости, никто не запрещает. Правда, результаты чаще всего бывают более чем скромные. Не каждому дано одним словом вселить в читателя грусть, радость или гнев. 

Поэзия — та же добыча радия.
В грамм добыча, в годы труды.
Изводишь единого слова ради
Тысячи тонн словесной руды.
Но как испепеляюще слов этих жжение
Рядом с тлением слова-сырца.
Эти слова приводят в движение
Тысячи лет миллионов сердца.

В. Маяковский. "Поэзия.

Если статью надо чем-то дополнить, что-то объяснить – пишите в комментариях.

Изучая писательское мастерство, литературоведение, не забываем о четырёх главных правилах начинающего писателя.

40 комментариев:

  1. Анонимный25 июля 2013 г., 0:21

    Отличная, информативная статья на очень редкую тему. Облазила весь интернет и не нашла ничего внятного. Здесь всё разложено пополочкам, можно использовать прямо как инструкцию, план.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный25 июля 2013 г., 3:34

    Хорошие инструкции на тему как описать эмоции героя. Замечаю, что многие писатели этим грешат. А хотелось бы у кого-то поучиться, набраться знаний

    ОтветитьУдалить
  3. Как всегда, отличная статья. Думаю, что умение описать беспокойство героя так, чтобы оно передалось читателю, но при этом ни разу не употребить слова "беспокойство" - признак мастерства. Сравнение декларативного описания эмоций с надписями на холстах вместо картин - очень удачное. А вообще правильная передача эмоций героя - задача сложная, автор должен быть хорошим психологом, чтобы заставить читателя сопереживать своему герою. Кроме того, автор должен сам прочувствовать своего героя, побывать в его шкуре. Не случайно некоторые классики видели своих героев, как живых, даже разговаривали с ними. Наверно, только при такой глубине проникновения в произведение возможно полностью передать эмоции персонажей читателю. А если просто теоретически знать, какими жестами, какой мимикой сопровождается та или иная эмоция, но не прочувствовать эту эмоцию вместе с героем, хороший читатель сразу распознает фальшь.
    Что касается дополнений к статье - на мой взгляд, не повредил бы пример из классики, показывающий правильную передачу эмоций героя читателю (конечно же, с комментариями).

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, чтобы передать эмоции, недостаточно заглянуть в словарь эмоций. Но это укладывается в одно из важнейших правил писателя: пиши только о том, что хорошо знаешь. Иначе будет фальшиво, наиграно.Даже если ты читал об этом в книге, то получится не более чем компиляция книжных шаблонов.
      Пример из классики - у Достоевского эмоции Рскольникова так подробно описаны, что иногда даже слишком ))

      Удалить
  4. Анонимный25 июля 2013 г., 17:42

    Высокое качество статьи, отличный сайт.
    Замечу в добавку, что не стоит впадать в другую крайность и перебарщивать с описанием эмоций. Иногда встречаю ситуацию, когда на перса направили пистолет и кто-то что-то требуют, а ГГ всё дрожит, вспоминая свою жизнь или же наоборот думает как бы из неловкой ситуасьон, значит, выйти. Возможно, такие моменты лишь дело вкуса и мой читательский ум чересчур динамичен, но ведь невозможно же десяток строчек думать о проблеме, когда от героя требуют сие секундного решения. Или можно, но чтоб качественно исполнено?! Просто лично я за прошедшую секунду даже не пойму что от меня хотят.


    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, вы правы. Иногда с эмоциями переборщают. Динамичное повествование вдруг прерывается подробным описанием эмоций. Сюжет тут же провисает, а напряжение лопается, как гитарная струна, и исчезает. Это тоже ошибка. Хорошо, что напомнили. Объясню это в статье.

      Удалить
  5. Ярко, образно, информативно! Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за внимание к моим материалам.

      Удалить
  6. Анонимный25 июля 2013 г., 17:47

    На этом сайте классно, что коротко о главном. А то некоторые люди, строчат книги о писательстве, а выводят из них мыслей на пару страниц.
    А по статье - было бы отлично добавить больше примеров. Как хороших, так и плохих.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Плохие уже есть, аж девять штук. Хороших добавлю.

      Удалить
  7. Анонимный25 июля 2013 г., 18:13

    Автор, было бы отлично добавить статью о разнице описательно-эмоциональной части (если я правильно выразился) в различных жанрах. Всё ж мне кажется что в целом в боевике поменьше переживаний и побольше смертоубийства, чем в том же фентези.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я коснулся этого кратко (об интеллектуальном детективе и Шерлоке Холмсе). Дело в том, что в некоторых разновидностях прозы, например, в современной прозе, любовном романе, фэнтези, социальной фантастике возникновение тех или иных эмоций у героя само по себе может быть событием вплоть до завязки, кульминации или развязки. Скажем, эмоции Скруджа из "Рождественской песни" чётко показывают эволюцию его характера, и возникновение недоверия, злобы, потом страха, а потом прозрения обозначает череду перипетий, кульминацию (Скрудж с ужасом видит свою могилу) и развязку, когда он, осознав мерзость своей прошлой жизни, чувствует невероятное облегчение после того, как покупает индюшку для своего работника, жертвует в пользу бедных и т.д.
      То же самое можно сказать о "Преступлении и наказании". Там эмоции Раскольникова важны как сюжетные элементы.
      То же самое скажем о романе Захара Прилепина "Санькя". Там эмоции, причина их возникновения, их итог - портрет героев.
      Именно поэтому в подобных произведениях эмоции должны быть выписаны предельно ярко.
      В детективах, боевиках эмоции не так значимы для сюжета, поэтому там можно описать их более схематично.
      Есть же литература, где описание эмоций вполне годится в виде "Он был зол". Например, литературная сказка или книги постмодернизма.

      Удалить
    2. Анонимный25 июля 2013 г., 21:03

      Вот уж истина так истина. Я не знаток, но создаётся впечатление что невозможно совместить наполненный загадками сюжет и прорисованные психологические портреты. Тут либо перекос в одну сторону, либо в другую. Наверное из-за того что мозги вскипят от напряжения.

      Удалить
    3. Возможно. Но для этого нужно уже иметь не просто способности, а талант. Нужно уметь вырисовывать эмоции одним штрихом, а не длинным описанием. Но это уровень классиков.

      Удалить
  8. Анонимный25 июля 2013 г., 21:46

    Заглянул в книги Эрла Гарднера, детективщика, вот что там насчёт эмоций в ключевые для сюжета моменты:
    1 когда против сыщика применяют силу: "Я закусил губу, понимая безвыходное положение"
    2 когда сыщика арестовывают: " - Дайте мне отправить теллеграмму." (отправляет и дальше пара строк о пребывании в тюрьме)
    3 когда сыщик удивлён, ведь под угрозой всё дело: "- Что вы здесь делаете?! - воскликнул я" и отсюда же 4:
    4 когда гневается: "- Вы не смели сюда приходить, - процедил я сквозь зубы"
    5 полицейский, который всю книгу проявлял жестокость и несправедливость к герою, поняв что для него раскрыли дело, овеяли репортёрской словой, что он был круглым дураком, говорит: "Он примирительно кашлянул и сказал добрым голосом: - Ты помог мне, но это не означает что я позволю сесть мне на шею"

    Но благодаря загадке, интриге, динамике для меня отчего-то персонажи всегда яркие (но не могу их описать), а расследование захватывает (хотя бывают повторения и шаблоны)

    Попробую поискать примеры из фантастики, но не уверен что отличу нормальное описание от плохого.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я об этом писал и в статье, и в ответе на комментарий выше. Есть жанры, поджанры, где описание эмоций играют лишь роль детали.
      Эла Гарднера не читал, поэтому ничего не скажу о том, как такие описания эмоций смотрятся в композициях эпизодов, характеров героев и сюжета.
      Кроме того, не все книги, лежащие на прилавках, "одинаково полезны". 90% современной литературы, особенно жанровой - это книжки-однодневки, имеющие крайне низкую художественную ценность. Типа попсы. Прочитал и забыл. Пока читаешь одну книгу, уже выходит новая. Фабрика работает, пипл хавает.

      Удалить
    2. Анонимный25 июля 2013 г., 22:57

      Полностью согласен.
      Читаю у новичка и классика, а там сплошь "он сказал", "она ответила", "он удивился", но от первого зеваешь, а от второго не оторвёшься. Прочитал все книги о Перри Мейсоне, а ничего кроме того что он высокий, уверенный себе, отличный адвокат и не знаю, но образ в контексте закрученного сюжета, понравился на всю жизнь.
      Чёрт его знает, нужно много работать, изучать эту грань.

      Удалить
    3. Анонимный25 июля 2013 г., 23:00

      Задумался о перебарщивании в описаниях поведения персонажей и тут же вспомнил о Джоне Карре.
      У него между несколькими строчками диалога частенько встречаются тяжеловесные описательные абзацы. И такие подробности не то, что постоянные, они регулярно повторяются – кто на кого как смотрит, кто как смутился, кто что захотел сделать, какая звенящая тишина и так далее. Да и в самих диалогах после каждой фразы:
      «проговорила она, сглотнув ком в горле»
      «учтиво продолжал он, излучая доброжелательность»
      «с вежливым интересом произнес Дональд»
      «с невольным уважением проговорил он» и тд и тп. Ведь персонаж Карра не может просто ответить «Да», ему нужно обязательно при этом что-то почесать, куда-то покосится, хитро прищурится… Ей богу, когда встречаются свободные от авторского сопровождения фразы, я словно сбрасываю килограмм пятьдесят, а когда заглядываю на пару страниц вперёд а там ни одного пробела…
      Ведь самое ужасное не в самих описаниях (они должны быть), но то, что у данного автора описания почти никак не влияют на сюжет. Уже со второго романа перестал читать промежуточные вкрапления и, клянусь, ничего не проиграл, всё ясно и доходчиво. Страниц двадцать из книги можно выбрасывать.
      Подобные фразы и их модификации типа «Все, не шевелясь и затаив дыхание, молча слушали рассказчика» надоели уже ко второй книге. Я, как средний читатель, удивляюсь, почему это обычные персонажи постоянно как-то по-особому реагируют на чьё-то обвинение?! Ведь не могут пятеро разных человек, постоянно впадать то в «единодушное молчание», то в «общее негодование». Нет контраста, что ли.
      Единственное что интересует в произведениях Карра и почему я их читаю, и буду читать, так это оригинальные загадки, выворачивающие мозг и ради них осилю тонну ненужной инфы.
      Но это лишь моё продукт моего чрезвычайно динамичного мышления и миллионам, я уверен, нравится каждая строчка. Иногда думаю, что если б в книгах Карра было бы больше лёгкости, он считался бы лучшим детективистом. А так лишь второй. Провал.

      Удалить
  9. Анонимный25 июля 2013 г., 23:24

    Хорошая статья. Всё разложено по полочкам, подкреплено примерами.
    Но опытный читатель итак всё это знает. А писатель, который владеет языком на хорошем уровне, а не "он пошёл, а она села" может передать чувства героев и без этой статьи. Поскольку хороший писатель, должен быть опытным читателем. А графоманам это не поможет.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Этот сайт существует не для графоманов или опытных писателей. Первые учиться нужным всё равно не считают, а вторые и так этот материал знают.
      Сайт существует для начинающих авторов, которые не умеют писать, но хотят научиться.

      Удалить
    2. Конечно, это так. Но вы забыли об ещё одной категории - тех, кто прочитав это, решит воздержаться от написания опусов или, по крайней мере, от их публикации. Хотя, если графоману невтерпёж, он всё равно что-то да нацарапает или отстучит на клавиатуре.

      Удалить
  10. Анонимный26 июля 2013 г., 13:04

    Заметил, что в книгах часто встречается ситуация, когда подчинённые отказываются следовать приказам, потому что это "неправильно", несмотря даже на то, что пара невинных смертей может спасти сотни, а то и больше таких же невинных людей. Закалённые войной убивцы распускают слюни и резко вспоминают о чести и моральных идеалах (особенно заметно в кино). Хотя эксперимент Милгрэма и многие другие показали что подавляющее большинство не склонных к насилию людей, под давлением авторитета сделают всё что угодно. Что уж говорить о людях, воспинных в атмосфере средневековья, где и рабство норма и в изнасилованиях виноваты сами же бабы?!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Насчёт резкой перемены образа мышления читайте в статье "Двенадцать ошибок современного фэнтези". Там прямо в первом пункте об этом написано.

      Удалить
  11. Анонимный26 июля 2013 г., 13:55

    У Перумова (уважение ему и почёт) в Войне Мага любопытно, что Ымпыратор (которому с детства промывали мозги, делали бездушную расчётливую машину, который и сам мечом махался и тысячи человек на убой посылал) проявил чрезвычайный эгоизм и нелогичность, сиганув за странной тёткой в Разлом. К тому же потом регулярно ныл на тему жертвоприношений.
    Вот красиво всё написано, но уж голивудщинкой отдаёт. Сильная любовь и тд. У него люди гибнут, вырезают селами… Я от такой ответственности перестал бы: есть, спать, развлекаться, нормально существовать; а думал бы о Родине, войне, налогах, армии и десятках других важных вещей.
    Но может я чего-то не понял и кто-то просветит.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А у Перумова многие персонажи ведут себя нелогично. Иной раз думаешь: этот герой повёл себя так не по собственной воле, а потому, что его заставил Перумов. Поступки не соответствуют ситуации и характеру героя. Впрочем, это далеко не единственный недостаток книг Перумова )))

      Удалить
  12. Анонимный27 июля 2013 г., 4:43

    Самая полная инструкция по созданию эмоций, которую я только встречала. Можно прямо распечатывать и вешать на стену перед помнитором.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный27 июля 2013 г., 15:42

      Перед чем???

      Удалить
    2. Анонимный27 июля 2013 г., 16:48

      Хах, опечаталась :)) Но смысл даже ближе :))

      Удалить
  13. Анонимный28 июля 2013 г., 16:10

    А можно натренировать в себе способность передавать эмоцию словом? Или это то что запретно многим смертным и дано лишь единицам талантливых людей, которые с детство умеют правильно видит и передавать увиденное точными словами?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "Гений - это 99% процентов пота и 1% вдохновения". Томас Эдисон.
      "Гений - это 99% процентов пота и 1% таланта". Иоганн Гёте.
      Думаю, понятно объяснил)

      Удалить
    2. Анонимный28 июля 2013 г., 16:31

      Спасибо, понятнее некуда.

      Удалить
  14. Спасибо огромное автору за толковую статью. И правда, обращала внимание, что очень часто вместо описания эмоций или черт характера, писатель дает определение, типа: "капитан был надежен". Меня это всегда ввергало в недоумение. За такими словами - пустота. Побольше бы нам таких вот толковых критиков, глядишь, на книжных полках появилось бы больше хорошей литературы.Прочитала с удовольствием, и возьму на вооружение советы)

    ОтветитьУдалить
  15. Действительно, очень стоящая статья. Прочитала эту первой и у себя ошибки приметила. Всё взяла на заметку.

    ОтветитьУдалить
  16. отличная статья. спасибо автору)
    мне кажется что художественная литература от того и называется художественной, что автор рисует в голове читателя некие образы. читая хорошую книгу будто смотришь кино. перед глазами мелькают лица персонажей, чувствуешь как у них скрипит снег на зубах, или стекает по спине пот. в кино есть штампы при помощи которых передают эмоции героев. герой не брит и дует коньяк из горла - значит у него горе, он в тяжелых раздумьях зажигает и тушит сигареты одну за одной, так что в пепельнице скопилась целая гора. герой весел, значит играет легкая энергичная музыка, а на небе ярко светит солнце.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Очень полезная статья!

      Удалить
  17. Спасибо за статью!
    По натуре я фикрайтер, который столкнулся с проблемой - не могу описывать эмоции и чувства персонажа. Страх, зависть, боль от предательства... позитивные моменты описывать могу, а вот негативные нет. Александр, есть ли у вас какая нибудь литература связанная с эмоциями персонажа? Художественная или не художественная неважно (П.С. - только не Кинг)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Такой литературы полно. Возьмите хотя бы "Повесть о настоящем человеке" Полевого или "Дорога" Кормака Маккарти

      Удалить
  18. Большое спасибо, Александр Николаевич, очень интересно! Эмоции вообще штука тонкая... С ними проблемы не только у авторов, но и у многих киносценаристов. Такое море неоправданных психологических реакций просто убивает. Не в этом ли причина эмоциональной незрелости юного поколения? В таком случае, воспитательная роль литературы еще шире:-).
    Вообще иногда, я думаю, даже не стоит в принципе употреблять все эти названия чувств. Помните, у Ахматовой: "Как беспомощно грудь холодела, но шаги мои были легки, я на правую руку надела перчатку с левой руки..." Вроде все и понятно!
    А еще, я думаю, автор должен не только быть хорошим психологом. Он должен быть способен сыграть любого из своих персонажей:-). В этом может помочь участие в ролевых играх.

    ОтветитьУдалить