Графоманов на рею!: Самое важное в книге. Учимся формулировать и применять идею.

понедельник, 16 декабря 2013 г.

Самое важное в книге. Учимся формулировать и применять идею.

Самое важное в книге. 
Учимся формулировать и применять идею.


Александр Николаевич Бирюков


Вот как трактует понятие «идея художественная» Литературная энциклопедия: «И.х. - основная мысль, заключённая в художественном произведении. В идее выражено отношение автора к поставленной в его сочинении проблеме, к мыслям, высказываемым персонажами. Идея произведения является обобщением всего содержания произведения».

В общем-то всё верно. Идея есть квинтэссенция того, что автор хочет сообщить читателю. Если брать анализ произведения, то такое определение идеи вполне отвечает задаче литературоведа. Однако когда дело доходит не до анализа готового романа, а до его создания с нуля, то это определение начинает пробуксовывать и усложнять задачу автору. Процесс раскладывания книги на элементы не есть зеркальное отражение процесса её создания. Если литературовед определяет идею произведения для того, чтобы понять, что сказал автор, то сам автор формулирует идею ещё не созданного произведения со всем с другой целью, а именно чтобы структурировать текст, отсеять ненужные эпизоды и героев. Ему не нужно изыскивать, что же именно он хочет сказать, поскольку он и есть автор, и уже поэтому отлично знает, что хочет сказать.

В российском литературоведении смешивается понятия идеи и морали. «Пятнать честь плохо», «нужно жить по совести», «подобострастие – это плохо», «фанатичная любовь к родине – это плохо».  Подходят ли эти фразы под словарную трактовку понятия «идея»? Да, подходят. Однако не кажется ли вам, что такие формулировки идей выглядят слишком примитивно и голо? Определённо, да. И дело даже не в том, что они не учитывают нюансов, подробностей, расшифровок. Дело в том, что идея, сформулированная в соответствии с её определением из литературной энциклопедии, показывает текст как некую статичную декларацию, нравоучение, наставление. Однако любой роман есть развитие: развитие сюжета, развитие конфликта, развитие персонажей. Мораль же статична сама по себе. Как же может «обобщение всего содержания» динамического произведения быть статичным? Любой роман есть последовательность событий, причём каждое последующее событие зависит от предыдущего и влияет на саму идею. Между любыми последовательными событиями художественного произведения есть причинно-следственная связь, которая, в свою очередь, связана с идеей. 

Боромир ради спасения родного Гондора задумал и попытался завладеть Кольцом. Не сделай он этого, его не убили бы орки.
Гринёв честно расплатился с Зуриным по карточному долгу, в пути одарил проводника тулупом и отказался присягать самозванцу. Если Пётр Андреевич не одарил бы Пугачёва тулупом, то погиб бы, а если бы присягнул, то отправился бы на каторгу.
Если бы Червяков не обрызгал Бризжалова, то не умер бы.

Это пример лишь отдельных, но крайне важных, узловых событий, связанных между собой в произведениях причинно-следственной связью. Без этой связи не было бы в первом случае Боромира и всего, что с ним сопряжено, а в двух других не получились бы сами произведения.

Итак, коль скоро идея есть обобщение содержания, стало быть, она должна выглядеть не как статичная басенная мораль, а как коротко сформулированная причинно-следственная связь, которая отражает исходную и конечную точки развития. Из этой формулировки, кстати, можно извлечь и мораль, если это необходимо. Не опровергая и не отвергая словарное определение термина «идея», достаточное для анализа произведения, для создания романа я рекомендую применять то, которое привёл в этом абзаце. Кстати, такая трактовка понятия «идея» близка зарубежному (англо-американскому) практическому литературоведению. 

Давайте посмотрим, как будут выглядеть идеи в случаях, приведённых выше:

«Желание помочь родной стране любой ценой ведёт к смерти» (Боромир, «Властелин колец»)
«Честная жизнь и поступки по совести ведут к счастью» (Гринёв, «Капитанская дочка»)
«Подобострастие и паническая боязнь гнева сильных приводит к смерти» (Червяков, «Смерть чиновника»)

Очень часто не только начинающие, но и давно начавшие авторы путают идею с моралью или с кратким пересказом сюжета. На вопрос «какова идея книги» они отвечают так: «Прежде всего – не навреди». Или так: «Главный герой отправляется на поиски своего пропавшего отца. Разыскивая его, он понимает, что отец хотел организовать добычу чистой воды…». 

В сложных произведениях с несколькими сюжетными линиями и важными героями идея может быть не одна. Каждый сюжетообразующий герой может быть носителем своей идеи. Если в рассказе «Смерть чиновника» идея одна, то в «Войне и мире», «Властелине Колец» или «Петре Первом» количество идей соответствует количеству основных персонажей.

Вот несколько носителей разных идей из эпопеи «Властелин колец»:

Боромир: желание помочь родной стране любой ценой ведёт к смерти
Фродо: верность долгу и чувство ответственности ведут к отчуждению
Арагорн: верность делу и храбрость ведут к счастью
Сэм: верность другу ведёт к высшей награде
Саруман: предательство ведёт к позору и гибели
Саурон: жажда безграничной власти ведёт к гибели

А есть ли носители других идей, кроме Гринёва, в «Капитанской дочке? Есть. Например, судьба Швабрина доказывает идею «Подлые поступки ведут к наказанию».

Зачем вообще автору формулировать идею? Не всё ли равно, какие силы двигают сюжет? Нет, не всё равно. Чётко сформулированная идея нужна для того, чтобы стать скелетом сюжета. Именно идея задаёт причинно-следственную связь в череде эпизодов, где первый эпизод (или несколько эпизодов) соответствует первой части идеи, а последний (развязка) – второй части идеи. Завязка является причиной развязки. Первая часть идеи является причиной второй части. Без предыдущего события не может быть последующего. 

Если какой-либо эпизод не задаёт первую или последнюю части идеи и не встроен в цепочку логически связанных между собой событий, то он лишний в этом сюжете. 

Итак, каждый эпизод должен удовлетворять одному из условий: либо он порождает или логически завершает причинно-следственную связь, либо он встраивается в цепочку логически связанных между собой событий, где каждое последующее событие есть следствие предыдущего, а последнее событие доказывает идею.

У новичков часто романы представляют собой свалку эпизодов, мало связанных между собой, где главгерой просто шатается туда-сюда (набор новелл, сериальная композиция), выполняет какие-то задания, совершает какие-то действия или даже случайно попадает в какие-то события, которые не только не приближают развязку, но и отдаляют её. Второй вариант ошибки новичков - сюжет, обвешанный лишними эпизодами и лишними героями, которые заслоняют собой интригу, тормозят развитие конфликта. События в таком произведении можно тасовать, располагать в любом порядке, и от этого книга ничего не потеряет, потому что они не образуют собой цепь, где каждое следующее звено является последствием предыдущего и ведёт к развязке (второй части идеи).

У нас есть три сюжета: о Боромире, Гринёве и Червякове. Каждому из этих сюжетов соответствуют уже сформулированные нами идеи. Давайте сопоставим идеи и цепочку событий, составляющих эти сюжеты.

1. Боромир, старший сын Дэнетора, правителя Гондора, постоянно рискуя жизнью, сражается с армиями орков и харадцев. Ему снится сон о том, что в Ривенделле появится Единое Кольцо, которое поможет победить врага. На совете Элронда Боромир узнаёт, что кольцо (Проклятье Исилдура), в котором сосредоточено вся сила Саурона, цело. Боромир требует не уничтожать кольцо, а использовать его в борьбе. Его пытаются убедить, что крайне опасно и даже невозможно использовать кольцо против его создателя, Саурона. Боромир соглашается и сопровождает Фродо в числе Братства Кольца, но в его душе всё равно теплится искушение использовать мощь кольца на благо родины. У горы Амон Хен Боромир пытается отнять кольцо у Фродо и натыкается на орков. Защищая Пиппина и Мэрри, Боромир гибнет.

Итак, посмотрим, соответствуют ли идее все звенья сюжетной линии Боромира?

«Желание помочь родной стране любой ценой ведёт к смерти»

Желание помочь родине очевидно: не щадя жизни, Боромир сражается с врагами. Силы Гондора тают, но Боромиру снится сон, в котором он узнаёт о Кольце. Если бы сна не было, Боромир не отправился бы в Ривенделл. Если бы он не отправился туда, то не увидел бы кольцо и не вступил бы в Братство Кольца. Если бы Боромир не пошёл за Фродо, то не попытался бы отнять кольцо. Если бы он не попытался отнять кольцо, то не погиб бы. Итог – смерть Боромира. Таким образом, идея «Желание помочь родной стране любой ценой ведёт к смерти» доказана, а каждый эпизод укладывается в цепочку звеньев, соединённых последовательно между собой с помощью причинно-следственной связи.

2. Гринёв отправляется на службу в Оренбург. По пути играет в бильярд с Зуриным и проигрывает большую сумму денег. Савельич убеждает Гринёва не платить, но тот платит. По пути они попадают в буран и добираются до постоялого двора благодаря проводнику (Пугачёву). В благодарность Гринёв отдаёт ему заячий тулуп. Из Оренбурга Гринёва направляют служить в Белогорскую крепость, где он знакомится со Швабриным и Машей Мироновой. После ссоры из-за Маши Швабрин и Гринёв дерутся на дуэли, где последний получает рану. Маша ухаживает за Гринёвым; они признаются друг другу в любви и хотят пожениться, но отец Гринёва запрещает. На крепость нападает Пугачёв и казнит офицеров (в том числе и родителей Маши). Гринёва же щадит потому, что узнал в нём того барина, который подарил ему тулуп. Швабрин переходит на сторону Пугачёва, Гринёв же отказывается присягать самозванцу, честно говоря, что не может нарушить присягу, принесённую Екатерине. Пугачёв отпускает Гринёва, но Швабрин, оставленный командиром крепости, пытается заставить Машу вступить с ним в брак. Гринёв обращается к Пугачёву, прося отпустить Машу, что тот и делает. Гринёва и Машу, провожаемых людьми Пугачёва, задерживают гусары Зурина. Тот расположен к Гринёву, однако вынужден его арестовать. Оказалось, что пленённый Швабрин на допросах оговорил Гринёва. Последнего ожидает каторга, но Маша едет в Петербург и во время случайной встречи с Екатериной рассказывает, как всё было на самом деле. Та милует Гринёва, он женится на Маше.

Соответствуют ли идее звенья сюжета?

«Честная жизнь и поступки по совести ведут к счастью»

Поступки по совести – это оплата долга, награда проводнику, отказ присягнуть Пугачёву. Если бы Гринёв не оплатил долг, Зурин не был бы так радушен. Если бы Гринёв не одарил Пугачёва-проводника, то тот казнил бы главного героя. Если бы Гринёв не отказался присягнуть, то разделил бы судьбу Швабрина. Если бы Гринёв не влюбился в Машу, то не был бы оклеветан Швабриным, но и не был бы после этого помилован Екатериной (так как главной причиной помилования стал разговор императрицы с Машей). Итог – счастливый брак с Машей. Идея доказана.

3. Экзекутор Червяков в театре чихнул и нечаянно обрызгал слюной статского генерала Бризжалова. Червяков, боясь, что Бризжалов сложит о нём плохое мнение, извиняется. Генерал удовлетворён извинениями, но Червякову мерещится, что тот простил лишь на словах, а в душе затаил злобу. Он ищет встречи с Бризжаловым, извиняется ещё и ещё, всё с большим низкопоклонством, испугом, тревогой. В конце концов Бризжалов решает, что Червяков просто насмехается над ним и выгоняет экзекутора. В ужасе Червяков приходит домой и умирает.

Сформулированная нами идея такова: «Подобострастие и паническая боязнь гнева сильных приводит к смерти».

Следование правилам хорошего тона (извинение) постепенно превращается в паническую боязнь гнева вельможи. С каждым извинением (которые звучат всё подобострастнее) тревога в Червякове только нарастает, он становится всё более и более навязчивым. Если бы он не стал навязчивым, Бризжалов не выгнал бы его и Червяков не испытал бы ужас, от которого умер. Идея доказана.

Мы видим, что во всех трёх случаях каждое последующее событие является следствием предыдущего и не могло бы произойти без него, а вся последовательность событий доказывают причинно-следственную связь, названную идеей. Таким образом, идея держит начало и конец цепочки событий, а сами события являются звеньями этой цепочки, скрепляя друг друга. 

Проследить за доказательством идеи в уже готовом тексте несложно. Но как же формулировать и применять идею нам, тем, кто создаёт сюжет? Об этом поговорим в следующей части.


Изучая писательское мастерство, литературоведение, не забываем о четырёх главных правилах начинающего писателя.

15 комментариев:

  1. Спасибо большое! Очень полезная статья!

    ОтветитьУдалить
  2. Отличная статья. Когда следующая часть?

    ОтветитьУдалить
  3. Большое спасибо за статью!

    ОтветитьУдалить
  4. На счет Боромира, я бы иначе сформулировал, более абстрактно: "Неразборчивость в средствах, даже рады благородной цели, ведет к печальному итогу". Т.е. тут причина - не любовь к родине, а некоторая недалекость, оказывающаяся фатальной в экстремальном испытании.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, ваши рассуждения не лишены здравого смысла.

      Удалить
    2. Анонимный24 мая 2016 г., 22:21

      ForestLab. спасибо. Хотел написать то же самое.

      Удалить
  5. Прекрасная статья! Благодарствую)

    ОтветитьУдалить
  6. Спасибо! Указали на ошибки) Ещё раз спасибо!

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный11 июня 2014 г., 3:08

    Доброй ночи, Александр!
    При прочтении произведения возник такой вопрос. Несомненно, у произведения должна быть некая идея, проходящая через него цепочкой из причинно-следственных связей; однако, не кажется ли Вам, что эта идея не должна быть очевидной, особенно с самого начала? Что Читатель должен сделать из повествования свои выводы сам?
    Далее, мне почему-то кажется (из опыта общения в сообществах, посвященных различным литературным произведениям), что Читатель эту идею воспринимает через призму своей личности, а значит, разные люди увидят ее по-разному. Тот же самый Боромир в ВК погиб - но погиб, заметьте, как герой. А если бы не было Братства Кольца, он что, остался бы жив? Точно так же погиб бы, сражаясь с Сауроном.
    В т.н. "фандомах" множество копий ломается относительно тех или иных оценок героев, их поступков, событий... как в небезызвестном стихе про "Аватар" Кэмерона:
    В простом свихнувшемся солдате мы ищем тайное письмо.
    Кто он - герой или предатель, борец за правду или чмо?
    Возможно, лучше вообще не давать однозначную идею, а заставлять Читателя находить ее самостоятельно?
    И еще одно замечание, о Д'Артаньяне, ни разу не посетившем уборную. Реальная жизнь отличается тем, что в ней с человеком происходят не только перипетии, обусловленные сюжетом, но и множество других, не связанных с этим событий. Грубо говоря, Остап Бендер, идя за стулом, был сбит лошадью. Вы, конечно, скажете, что этот эпизод нужен был, чтобы его нашла madame Грицацуева и таким образом подтвердилась идея, что брачный аферизм чреват боком, и будете правы, но...
    Возможно, сохраняя идею, стоит избегать искусственности происходящего? С Вашей точки зрения это неверно (Вы об этом пишете в статье о сюжете), но мне почему-то кажется, что так лучше. Более того, основным недостатком своего первого произведения я считаю именно необоснованную линейность - даже когда несчастный случай вынуждает героев сделать непредвиденный вояж (произведение построено по типу одиссеи), они приобретают в группу ценного персонажа.
    Первые произведения, впрочем, как и первые блины, всегда комом, но мне бы хотелось услышать Ваше мнение о вышесказанном.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вы, как обычно и бывает у российских авторов, путаете идею и мораль. Хотя в статье сказано о том, что это совершенно разные вещи.

      Удалить
    2. Анонимный12 июня 2014 г., 1:29

      Не могли бы Вы немного пояснить, где ИМЕННО (простите за капс, по-другому выделить слово не получается) я путаю идею и мораль?
      Попробую выразиться конкретнее. Вы пишете: «Желание помочь родной стране любой ценой ведёт к смерти» (Боромир, «Властелин колец») (с), т.е. формулируете эту идею в качестве одной из идей произведения. Во-первых, смею усомниться, что данная идея имеет место быть, потому что смерть Боромира не выглядит "наказанием" за "преступление" - желание помочь стране любой ценой. По сути, Боромир шел к такой или подобной смерти и добыл бы ее в любом случае. Кстати, Фродо тоже хотел "помочь Хобиттании любой ценой" - и чего-то остался вполне себе жив и даже относительно здоров. Но это детали. Допустим, Вы правы, и такая идея ДЕЙСТВИТЕЛЬНО вложена Профессором в произведение. Но а) она не очевидна для читателя; б)она не мешает герою жить и действовать логично. Если бы Боромир покинул отряд между Морией и местом своей гибели, сюжет от этого ничего бы не потерял, как не потерял он от того, что от отряда отделялся дважды Гендальф. Вполне логично, что герои в процессе своего передвижения отвлекаются, разделяются, решают какие-то побочные задачи и заводят совершенно лишние интриги. Кроме того, ВК - это все-таки сага, тут уж положение обязывает, чтобы каждый шаг героев вел к победе коммунизма. А если мы пишем постапокалиптику или городское фентези? не кажется ли Вам, что нанизанность сюжета на одну идею сюжету только вредит и нужна, необходима доза нелогичности и случайности?
      Ну вот, я опять мысью по древу растекаюсь. Главный вопрос в том - где именно я путаю идею и мораль? И стоит ли все действие произведение жестко распинать на одной-двух-нескольких идеях?

      Удалить
    3. Я не думаю, что такая каркасная идея будет так уж очевидна читателю. В статье отмечается, что идея - лишь скелет произведения, то есть, если продолжать анатомическую аналогию, на ней автор будет наращивать мышцы, внутренние органы и кожу истории(все те отвлечения от прямой линии, о которых идет спор). Всё это в итоге укроет скелет, сделает его "невидимым", неочевидным для читателя. В готовой книге появится возможность для интерпретаций.
      Можно догадаться, что в хорошей книге, как в здоровом организме, скелет не должен быть виден по косточкам или скрываться за тоннами жира, но это уже немного отвлеченный момент.

      Удалить
  8. А мне статья очень понравилась) Спасибо автору за заботливое разъяснение.
    Еще не писатель, но надеюсь им стать).

    ОтветитьУдалить