Графоманов на рею!: Создаём описания. Часть 1. Портрет

понедельник, 11 ноября 2013 г.

Создаём описания. Часть 1. Портрет

Создаём описания.
Часть первая

Александр Николаевич Бирюков

Как следует из самого понятия, задача описания – представить читателю мир, его компоненты и, конечно же, героев в том виде, в котором их восприняли бы органы чувств. 

Описание бывает трёх видов:
1. Портрет – описание героя;
2. Пейзаж – описание местности;
3. Интерьер – описание помещения.

Функции любого описания таковы:
1. Помочь читателю представить себе визуально героя, предмет, явление;
2. Показать через описание внешности характер героя, через интерьер характер хозяина, через пейзаж характер жителей местности;
3. Показать через изменение описания одного и того же предмета, явления, героя эволюцию персонажа или отношений между персонажами, новый характер жизни;
4. Показать отношение разных персонажей к герою, предмету, явлению с помощью акцентирования внимания на тех или иных деталях;
5. Создать атмосферу;
6. Затормозить действие или совсем остановить его.


Портрет .

Для сколь-нибудь значительных персонажей первая и вторая функции всегда объединяются в одну. Когда же первая функция выполняется изолированно? Тогда, когда герой не очень важен. Автор в этом случае указывает на наиболее яркие детали его внешности, дабы персонаж не был бледным  пятном и читатель смог его «увидеть». Однако это не всё. 

Первая функция выполняется изолированно тогда, когда автор не хочет раскрывать характер героя сразу. В этом случае писатель также ограничивается несколькими деталями, которые позволят читателю «увидеть» (но не «разглядеть») персонаж, а дальнейшее будет постепенно раскрываться по ходу действия. И, наконец, третий случай – когда внешность героя заурядна, никак его не характеризует и не играет дальше никакой роли. Так представляют читателю «серых мышек», которые потом оказываются «серыми кардиналами» сюжета. Именно после такой метаморфозы читатель и получает те внешние особенности героя, которые помогают раскрыть его характер. При первом же знакомстве весь портрет такого персонажа может состоять из комплекции и цвета одежды. Этого бывает вполне достаточно.

Насколько подробно надо описывать внешность? Для реализации конкретно этой функции достаточно нескольких штрихов. «Вошёл невысокий старик с коричневым чемоданом в руке». Хотя, Дюма описывал героев настолько подробно, что уделял внимание мельчайшим деталям их одежды, не говоря уже о лице. Нередко такие описания занимают по две-три страницы. 

Вторая функция самая известная. Начиная со школы по портрету ученики определяют характер героя. И это верно, поскольку внешнее всегда соотносится с внутренним. Самая простая связь – прямая. Потерявший от мелочной жадности человеческое достоинство Плюшкин выглядит, не как дворянин, а как старая, неряшливая ключница. Но связь может быть не столь очевидной. Герой может притворяться не тем, кто он есть. Он маскирует отрицательные черты характера позитивной внешностью, поэтому «положительный» вид не обязательно говорит о том, что герой тоже положительный. Это может быть свидетельством его двуличия. Иногда яркий характер никак не соотносится с весьма заурядной внешностью: «Среднего роста, плечистый и крепкий, ходит он в белой футболке и кепке. Знак ГТО на груди у него. Больше не знают о нём ничего» (С.Я. Маршак «Рассказ о неизвестном герое»). Этот приём используется тогда, когда автор подчёркивает, что выдающийся характер далеко не обязательно заключён внутри людей с выдающейся внешностью. Совершить геройский поступок может не только принц в сияющих доспехах, с горящими благородными глазами и развевающимся в лучах солнца стягом. Чтобы приносить страдания людям, совершенно не обязательно иметь мертвецки бледное лицо, чёрную мантию и смеяться демоническим, инфернальным смехом. И в первом, и во втором случае это может быть «парень с нашего двора», которого, пройдя мимо, и не заметишь – настолько обычная у него внешность.

Более подробно останавливаться на раскрытии этих особенностей нет смысла – у всех нас перед глазами множество примеров описания, где внешность героя коррелирует с характером.

Также, как и в случае первой функции, внешность героя и его характер может раскрываться постепенно. Вначале автор указывает на какие-то детали портрета, которые раскрывают в герое некоторые черты, факты биографии. Затем, по мере развития сюжета, когда герой успеет совершить ряд поступков, автор ещё приподнимает завесу над внешностью героя – к этому времени характер персонажа виден не только по портрету, но и по поступкам. Новые детали внешности  -дополнительные элементы в мозаику. Либо диссонируют с поступками – тогда есть повод задуматься о том, что герой выдаёт себя за того, кем не является (как в положительную, так и в отрицательную сторону). Кстати, герой, портрет которого (и черты характера тоже) подаются постепенно, выглядит более загадочным, чем тот, вся характеристика которого выдаётся при первом же знакомстве с ним.

Как описывать внешность? Есть несколько нюансов.

Характер описания портрета. В древних легендах архетипичные герои имели стереотипное описание с небольшими вариациями (см. русские былины). Поэтому в литературе, так или иначе связанной с архетипами (фэнтези, книги-притчи и т.п.) вполне допустимо стереотипное описание героя. Всё зависит от степени стилизации под древнюю легенду. Толкин, создавая ни много, ни мало мифологию для Англии, был вынужден применять архетипы. Иначе на мифологию это не тянуло бы. «Осовремененное» фэнтези отходит от строгих канонов легенды и вполне свободно оперирует разнообразными образами героев. Соответственно демократичное отношение к описаниям.

Как подавать? Первый вариант – сразу при знакомстве читателя с героем. Это не обязательно должно быть то место, где впервые звучит имя персонажа. Какую-то часть времени даже главный герой может пребывать лишь в виде имени, но однажды, когда для этого будет самое время, читатель получит полную характеристику героя. То загадочное имя приобретёт телесное воплощение. В эпоху классицизма, сентиментализма, романтизма и раннего реализма было принято давать исчерпывающую характеристику героя при первом же знакомстве читателя с ним. Примеры – описания героев Фильдинга, Джорджа Смоллета, Карамзина, Пушкина, Вальтера Скотта, Стивенсона. Такое иногда применяется и сейчас, но редко. Второй вариант – дробная подача, о чём уже было сказано выше.

Подробность, объём описания. О Дюма я уже писал. Он был склонен к предельно подробным описаниям, где детали уже не играли никакой роли по отношению к характеру героя. Очень подробные описания встретим и у Гоголя, хотя у него каждая мелочь работает на раскрытие характера персонажа. Сейчас, в век высоких скоростей и избытка информации длинные, детальные описания воспринимаются скорее отрицательно даже в современной реалистической прозе, не говоря уже о жанровой литературе. Большой блок портрета героя скорее всего будет пропущен читателем, и автор не достигнет своей цели. Выход прост: описывать только наиболее яркие, характерные детали внешности персонажа и делать это предельно чётко, не растекаясь мыслями по древу. Второй выход – подавать описания дробно.

Третья функция реализуется только в динамике – при сравнении портрета героя на разных этапах развития сюжета. Прекрасный пример – Иудушка Головлёв. Его деградация показана в том числе через портрет. Отнесём сюда же героев «Графа Монте-Кристо». Отрицательные персонажи перед написанием доноса на Дантеса, в момент появления графа Монте-Кристо и когда осуществляется мщение. Татьяна, героиня романа «Евгений Онегин» в момент первого знакомства читателя с ней и в то время, когда она уже стала женой генерала. Замечательные и очень динамичные примеры эволюции героев, которая показана и в том числе через портрет, найдём в рассказах Чехова, например, в «Ионыче».

Приёмы преподнесения читателю те же, что и в предыдущих пунктах.

Четвёртая функция. Показать характеры героев можно не только через их собственный портрет, но и через восприятие ими портретов или деталей внешности других людей. Обыватель Ватсон не замечает во внешности людей столько важных деталей, как Холмс. Открытый, доверчивый человек увидит на лице собеседника улыбку и только, скептик же заметит, что глаза визави при этом вовсе не улыбаются, и заподозрит подвох. Мрачный персонаж даже на красивых лицах будет искать бородавки, а на одежде – пятна. Герой, всецело поглощённый собственным счастьем или горем, может вообще не обращать внимания на других людей, сколько бы яркой ни была их внешность. Человек, витающий в облаках, при взгляде на вышитую одежду прохожего станет мечтать об экзотических странах, прагматик подсчитает, сколько золотой нити и часов труда ушло на изготовление этого платья, человек с коммерческой жилкой прикинет, за сколько можно было бы купить и продать эту вещь. К этой же функции относится и демонстрация взаимоотношений между героями. Если они ненавидят друг друга, то каждого из них будет раздражать любая, даже самая положительная деталь внешности другого.

Как преподносить? Универсальный вариант – через обыгрывание наиболее яркой детали портрета. Она бросается в глаза персонажу, вызывая те или иные ассоциации, эмоции, заставляя действовать так или иначе. Если нужно развернуть более подробно, то главное не переборщить, дабы не погрязнуть в мелких деталях. Исключение – демонстрация взаимоотношений между персонажами. Парень, влюблённый в девушку, будет восторгаться каждой её родинкой, складочкой платья, выискивая новые и новые детали для восторга. То же самое, но с отрицательным знаком, применимо для людей, ненавидящих друг друга.

Пятая функция. Портрет так же участвует в создании определённой атмосферы в произведении. Здесь играет роль внешность, характерная для той или иной обстановки. На атмосферу разрухи и работает грязный, неухоженный, полузвериный вид героя, на обстановку ужаса, террора – подавленный, запуганный, растерянный вид, заторможенность (от испуга) или наоборот, излишняя суетливость. Для того, чтобы создать ту или иную атмосферу, нужно выделить основополагающие эмоции, которые она должна вызывать и делать так, чтобы эти эмоции передались читателю через описание. Атмосфера той или иной эпохи, того или иного народа, той или иной социальной группы создаётся деталями, характерными для типичного представителя этих эпохи, народа, класса.

Шестая функция. Иногда читателю надо отдохнуть от динамичного сюжета. Бывают также моменты, когда дальнейшее повествование невозможно без более или менее детального представления героя читателю. В таких местах автор приостанавливает или вовсе прерывает действия, раздвигает элементы сюжета и в образовавшуюся нишу вставляет портрет героя. Это так называемая дескриптивная пауза. Надо помнить, что этот приём работает только тогда, когда одно событие уже произошло (одна перипетия уже разрешилась), а второе ещё не началось. Ни в коем случае нельзя вставлять любое описание вообще и портрет в частности в места, где сюжет динамично развивается. Описание это пауза, а пауза, вклинившаяся в поток событий, тормозит движение и превращает этот поток в ленивое болото. Сюжет провисает, читатель обманут, поскольку втянулся в бег и вдруг споткнулся о ваше неуместное описание. Ещё нужно помнить, что изобилие описаний вообще, где бы они не находились, делает сюжет рыхлым и вялым. Если в философской прозе это ещё простительно, и то далеко не всегда, то в жанровой литературе это приговор книге. Читатель ждёт напряжённого конфликта, противостояния, которое не остывает ни на миг, а не статичных зарисовок, где детализация граничит с патологической обстоятельностью, характерной для эпилептического слабоумия.


Существуют портрет-описание, портрет-сравнение и портрет-впечатление.

Портрет-описание состоит из ряда объективных деталей, присущих внешности героя ("У него был длинный нос и мутный взгляд"). Портрет-сравнение основан на сходстве черт героя с таковыми у животного, растения ("нос словно клюв дятла, а взгляд не прозрачнее закопчённого стекла"). Портрет-впечатление показывает тот суммарный образ, который создаётся в сознании того, кто смотрит на героя ("лицо будто вантуз припечатали и оторвали").

В следующей части статьи поговорим о пейзаже.

Изучая писательское мастерство, литературоведение, не забываем о четырёх главных правилах начинающего писателя.

31 комментарий:

  1. Очень хорошо. Большое спасибо. Жду с нетерпением описания природы))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И это по вашему хорошо? что же тогда плохо?

      Удалить
    2. Ваши ответы на комментарии, например.

      Удалить
    3. "И это по вашему хорошо? что же тогда плохо?" .... спросил у папы Кроха...

      Удалить
    4. И вам не стыдно так разговаривать с женщиной? На ты, с нападками... Жалкий вы...

      Удалить
    5. "На ты" ... такого не было) что Вы женщина... не знал... Ничего неблагоразумного я не писал - цитата с Маяковского. И коммент на Сергея Бориса все-таки Вы написали..

      Удалить
    6. Да, я написала. Потому что хвалебные отзывы под откровенным бредом не нормальны.

      Удалить
    7. Да какой бред! По пунктам, пожалуйста, что бред, что не бред, что все бред! Аргументируйте. Изложите Вашу точку зрения!

      Удалить
    8. Артем, судя по стилю, это Елена - старый местный тролль. Ничего конструктивного она еще ни разу не высказала, только оскорбления. Дискутировать с ней бессмысленно.

      Удалить
    9. Ах вы не видите бреда? Ну тогда объясните мне к чему все эти фокусы с функциями. У описаний функция одна - описать что-то чтобы читатель мог это себе представить. И всё. Остальное Бирюков выдумал.

      Удалить
    10. Сергей, я не Елена. И мои доводы выше.

      Удалить
    11. "У описаний функция одна - описать что-то чтобы читатель мог это себе представить."
      НеЕлена, вы классику, когда в последний раз читали?
      "Ну тогда объясните мне к чему все эти фокусы с функциями."
      В качественном произведении нет ничего лишнего. Каждое произведение играет на сюжет, на идею, на атмосферу. Соответственно, и у описания есть свои функции. Они и описаны в статье (не все на мой взгляд, но классификация мне понравилась).
      "Остальное Бирюков выдумал."
      Это не он выдумал. Это достаточно очевидные (но явно не всем) вещи. Основы.

      Удалить
    12. Уважаемый аноним НеЕлена. Давайте я вам объясню, что откуда взялось.
      В литературоведческих источниках чётко сформулированы 1, 2 и 5 функции. Из них самая явная и известная всем - вторая. Остальные функции чётко не сформулированы и в явном виде нигде в качестве практических рекомендаций не высказаны, но подразумеваются во множестве случаев анализа описаний. На первом этапе моей задачей было чётко сформулировать эти функции в том виде, чтобы эти формулировки можно было использовать на практике, что я и сделал.
      Дальше следует расшифровка функций. Здесь уже целиком мои наработки.Я в статье обосновал факт существования каждой из функций. Если вы считаете, что я не прав, докажите то, что какой-то функции не существует. Пока я вижу от вас только декларативное отрицание без аргументов.

      Удалить
  2. Мне весьма понравилось. В статье использован оригинальный и нешаблонный подход к описанию: оно анализируется с позиции функций. Такой подход позволяет сосредоточиться на практическом применении описания, а не на теоретическом его анализе, оторванном от процесса написания книги. Очень хорошо, что сделаны отсылки к произведениям классиков. Именно после таких статей начинаешь воспринимать классическую литературу по-новому: не просто идти по сюжету, а обращать внимание на те литературные приёмы, которыми пользовались авторы.
    Лично я за дробную подачу описания и за динамическое описание, при котором штрихи портрета героя переплетаются с продвижением по сюжету. Если же описание тормозит сюжет и растягивается на несколько страниц (как у Скотта или Дюма), читать становится неинтересно. При всём уважении к этим авторам, в наше время лучше такого описания не использовать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И что простите вам понравилось? На статья, а набор бреда. Какие-то функции еще придумал. Я такого нигде не видела. Описание есть описание - его задача описать что-то. Вот и единственная функция. А то что прибумал Бирюков это плод его воспаленной фантазии.

      Удалить
    2. Такое впечатление, что Вы автор предыдущего коммента. Одни нападки, как говорят в народе... или Вы один с "нарочно не придумаешь"))))

      Удалить
    3. "Какие-то функции еще придумал. Я такого нигде не видела"
      Зачем вы хвалитесь своей безграмотностью?
      "А то что прибумал Бирюков это плод его воспаленной фантазии."
      Это не он придумал. Это традиционное виденье функций описания Но скомпоновано хорошо и грамотно, отличная шпаргалка. За что мне его статьи и нравятся - чётко, ясно, самое важное. Есть нюансы (с), но цель данного сайта помочь новичку. Материала в статье достаточно, чтобы по ключевым словам/понятиям рыть в глубь.

      Удалить
    4. Анонимный8 июня 2015 г., 18:37

      Анонимный- you are an idiot, that is all that I want to say. Ha ha ha

      Удалить
  3. Вот иногда испытываю трудности с описанием внешности. У некоторых моих героев она, так сказать, не совсем стандартная, тяжело описать так, чтобы и до читателя можно было донести мысль. Важно, чтоб он подумал именно то, что было задумано. Так что отличная статья, спасибо! Будет моим помощников в дебрях описаний.

    ОтветитьУдалить
  4. Уже забыл, как и откуда забрёл на данный блог. Прочитал много чего.
    Буду краток (с) Спасибо автору.

    ОтветитьУдалить
  5. Есть ещё одна функция, которую, как мне кажется, стоило бы выделить в отдельный пункт. Сюжетообразующая. Бывает так, что внешность героя сильно влияет на сюжет. Не будь у героя такой внешности, и многие события стали бы не возможны.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Что вы имеете в виду? Объясните подробнее и желательно с примером.

      Удалить
    2. Думаю, тут уместен пример из "Алмазный меч. Деревянный меч" Перумова. Встретив эльфийку Агату, Император из-за шрама на шее принимает ее за девочку, которую, как он думал, убил много лет назад. Эта деталь и вызываемые с нею воспоминания толкают Императора на определенные поступки, двигающие сюжет в конкретном направлении.

      Удалить
    3. Мне в голову пришла мысль о Квазимодо и роли его внешности в сюжете.
      Но дело в том, что сюжетообразующую роль здесь играет не описание внешности как таковое, а характеристика героя (пусть и внешняя). Она не тождественна описанию. Мало того, она даже может нигде явно не оговариваться, а только подразумеваться и угадываться по каким-то косвенным признакам. Статья же посвящена именно описанию, то есть визуализации, а не характеристикам героев. Поэтому с сюжетообразующей функцией именно описания я не согласен. Сюжетообразующая же роль характеристик героя несомненна.

      Удалить
  6. Большое спасибо Вам, Александр! Относительно недавно нашла Ваш блог и очень этому рада. С большим удовольствием прочитала практически все статьи. Интересно, грамотно, со знанием дела.
    Спасибо за помощь!

    ОтветитьУдалить
  7. Есть такой термин как чеховское ружьё. Не совсем его понимаю. Как отличить описание, которое нужно лишь для атмосферы от чеховского ружья, которое обязано выстрелить? Я понимаю этот принцип Чехова, как - "ничего лишнего". Понятно, что функции 1-4 не являются лишними. А вот как быть с описаниями, которые вводишь для создания атмосферы? Неужели нарочно вплетать их в дальнейшее описание или, если не получилось, вырезать? Или, допустим, лучше взять за правило не вводить описаний связанных исключительно с функцией 5 - всегда нагружать ещё одной функцией из 1-4? И не будет ли это слишком натянуто выглядеть? Спасибо за интересную статью.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Чаще всего каждое описание выполняет несколько функций. Например, 1 и 5. Описываешь человека, чтобы можно было его "увидеть" и одновременно выполняется функция создания атмосферы. Вот, скажем, описание членов "шайки" Воланда своими необычными деталями создают атмосферу таинственности и настраивают читателя на какие-то неординарные события.

      Удалить
  8. Долгожданная статья. Шлю автору тонны благодарности. Как всегда четко, остроумно, концентрированно. Вообще данный блог (и другие блоги Александра) стал для меня более чем полезной и приятной находкой. Автору еще раз большое спасибо за труд. Сейчас нечасто встретишь грамотного (в плане знаний) литературоведа, который бы просто так делился знаниями в удобоваримой форме и при этом не отрицал бы любую литературу, кроме русской классики.

    P.S. Хотелось бы еще увидеть статью "Тема и идея произведения", все-таки от понимания сути и правильной проработки темы и идеи во многом зависит качество произведения. Я на своем опыте понял, что слишком рано стал придумывать сюжет для своей работы, потому что не знал что такое тема и произведение. В итоге сюжет развалился, а в интернете трудно найти четкое разъяснение этих понятий.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "не знал что такое тема и произведение" - не знал, что такое тема и идея. Исправил.

      Удалить
  9. Автор молодец!!! Спасибо!!!!

    ОтветитьУдалить