Графоманов на рею!: Создаём описания. Часть 4. Ошибки в описании

пятница, 22 ноября 2013 г.

Создаём описания. Часть 4. Ошибки в описании

Создаём описания. 
Часть 4. Ошибки в описании

Александр Николаевич Бирюков


Первая часть статьи здесь

1. Плохая работа с синонимами. Прилагательные подбираются неточно. Желая подчеркнуть рост героя, автор пишет «крупный человек» вместо «высокий человек», хотя слово «крупный» означает не только большой рост, но и полноту или значительный объём мышц., то есть характеризует не только высоту, но и «ширину». Сюда же можно отнести смешение паронимов, неуместную парономазию.

2. Неточные или вовсе нелепые описания. «На нём был фантастический скафандр», «Мебель его имела совершенно небывалый вид». «Его лицо напоминало то, чем характерно замысловатое поведение юной красавицы перед юбилеем старшей сестры». Сюда же примыкают крикливые, замысловатые тропы и фигуры, которые настолько отдалены от описываемого предмета или явления, что все ассоциации теряются. Чехов писал о таком: «Похож, как гвоздь на панихиду». Читаешь и распутываешь, словно клубок. Что же имел в виду автор? – думаешь ты ежесекундно. Может, это? Или это? Или вот это? Дорогие авторы, такой «невольный детектив» только утомит читателя. Пишите проще – не упрощённо, но просто – ясно, наглядно. Не пользуйтесь аллюзиями и ассоциациями, которые понятны только вам. Читатель не обязан копаться в закоулках ваших особенностей восприятия мира.

3. Бледные, невыразительные описания, которые либо должны быть оживлены, либо вовсе исключены, так как в таком виде не несут никакой смысловой нагрузки и не вызывают никаких эмоций. Только зевоту. «Было ясное утро. На голубом небе светило яркое солнце, плыли белые облака», "Было что-то апокалиптичное в этом зрелище. Чернеющие башни небоскребов на фоне кровавого заката…"

4. Противоположная ошибка. Стремление к украшательству, вычурные тропы и фигуры, нагромождение эпитетов, причастий, наречий. Я заметил, что многие начинающие авторы, особенно девушки (живущие эмоциями) считают, что чем выспреннее, причудливее они напишут, чем больше кудрявых эпитетов нагромоздят, чем сильнее закрутят многословное описание, тем более художественным, красивым будет текст. Это не так. Громоздкие описания как раз и не дают представить себе картину.

5. Слишком подробные описания. Главный герой говорит подружке о своём друге, и тут автор решает представить этого друга читателю. «Его рельефное, чуть скуластое лицо со впалыми щеками вытянуто, но не настолько, чтобы нижняя челюсть казалась тяжёлой. Каштановые, чуть с проседью волосы растут низко и зачёсаны в пробор, при этом почти полностью закрывая левую часть лба. Тёмные волосы – но светлые брови. Они пушистые, чуть приподняты, будто Василий всё время удивлён, а когда он удивляется, то кончики их поднимаются ещё выше. Глаза. Это визитная карточка. Они серые, чуть с зелёным, и правый чуть больше левого – так кажется, потому что Василий щурится. Смотрит он прямо, почти не моргая. В них интерес, внимание, и чуть-чуть снисходительности, которую ты ощущаешь даже в темноте, даже если его глаза закрыты. Нос. Не сказать, что особенный. Чуть вздёрнут. Не картошкой, но и не тонкий. Без набалдашника на конце. Переносица чуть вдавлена – видны казахские корни. Или киргизские, Василий не говорит. На переносице веснушки, и на щеках – там они ярче и чаще. Правда, зимой их почти не видно». Дальше такому же описанию подвергаются рот, уши, шея, плечи, руки, торс, ноги, потом автор переходит к гардеробу Василия: повседневному, праздничному, туристическому. Затем описываются привычки Василия, его походка, манера говорить… Суммарно описание занимает две с половиной страницы при объёме текста чуть более ста. И это только один герой. Кроме того, сходному по степени детализации описанию подвергаются места действия («локации»), различные предметы, которые имеют отношение к сюжету. Похоже, будто автор хотел не рассказать историю, интересную читателю, а просто поупражняться в описаниях.

6. Противоположная ошибка – описания, недостаточные для того, чтобы представить себе описываемое. Перекликается с ошибкой 3. Когда читаешь такие описания, кажется, что они написаны от лица героя с тяжёлой патологией зрения. Он видит очертания предметов, но не замечает никаких деталей. «В тронном зале они были в первый раз, и их любопытству не было предела. Всё кругом блестело золотом и самоцветами. Вокруг были знатные люди в красивых одеждах». Автор пишет, что любопытству героев не было предела. И что же заметили столь любопытные персонажи? Только то, что всё блестит, а на присутствующих красивая одежда. Никаких деталей они рассмотреть не смогли. Картины тронного зала в сознании читателя не возникает, я уже не говорю об атмосфере величия и торжественности.

7. Описания, вставленные среди череды динамических событий. Герой скрывается от погони, его преследуют враги. Он, ища убежище, попадает в приготовленный под снос детский сад… и тут автор начинает подробно описывать этот детский сад, перемежая описания с ностальгией героя по детству. Всё напряжение динамической сцены исчезает, художественное время становится резиновым и растягивается, а повествование – вялым. Закончив пристально «осматривать» сад и попутно ностальгировать, герой «вспоминает», что за ним бегут враги, запутывает следы, убегает, но динамизм сцены уже разорван. Читателю, который изначально был настроен на динамику, кажется, что за осмотром помещения и ностальгией герой провёл уйму времени. Повторно создать напряжение не получается.

Изучая писательское мастерство, литературоведение, не забываем о четырёх главных правилах начинающего писателя.

3 комментария:

  1. Я бы ещё добавил декларативные описания ("Горы выглядели так страшно, что при взгляде на них кровь стыла в жилах"), примеры которых, кстати, приведены в этой статье. Это те случаи, когда автор называет эмоцию, которая должна возникнуть у читателя, вместо того чтобы вызвать её описанием.
    С пунктом 7 недавно пришлось столкнуться, когда читал какую-то повесть малоизвестного советского фантаста. Начинается она с того, что за дежурным врачом в сельскую больницу посреди ночи прилетает вертолёт, врача сдёргивают с дежурства и доставляют в Питер. А дальше идут длинные описания вперемешку с самокопанием. Из-за этого читать становится совершенно не интересно: ведь ясно же, что раз человека среди ночи вытащили с дежурства и повезли в Питер, должно произойти что-то очень серьёзное, и действия должны развиваться быстро. Так я эту книгу и отложил в сторону.
    Автора и название книги, к сожалению, забыл - если кто-то узнает по завязке сюжета - напомните )))

    ОтветитьУдалить
  2. Правильнее назвать статью - "В помощь графоману".

    ОтветитьУдалить
  3. То что вы написали - это конечно здорово. А где примеры, как по вашему мнению правильно описывать? Без них вся статья идет под ноль. Иначе выходит, что вы с видом знатока (ничего не хочу сказать, просто сравнение) говорите про то, что слышали от других. Весь этот материал я могу найти вам в интернете за пять минут. И это во всех статьях - пишите вы, что (условно) нельзя перегружать читателя информацией... а как донести до читателя всю ту энциклопедию, которая творится у автора в голове - нет. Если уж хотите учить, то приводите примеры, выводите исключения, а не говорите правила, которые любой начинающий писатель (только если он не графоман) отлично знает.

    ОтветитьУдалить